понедельник, 23 июля 2012 г.

Кали-Юга

Запчасти для тракторов и автомобилей могут понадобиться как частным владельцам, так и компаниям, использующим эту технику в своей работе. Приобретайте двигатели ямз норильск оптом или в розницу у надёжного поставщика. Тогда вы будете уверены в качестве купленной продукции.
Смутно.
Смута души, смятение чувств, мысли всмятку… и еще – тучи. Они клубятся, заполняют собой все на свете, роятся болотным гнусом, топчутся стадами слонов, увешанные гирляндами молний. Одни тучи темные, как голубой лотос в пору увядания, другие нежностью подобны белой лилии, третьи словно тычинки гиацинта, четвертые же отливают желтизной. Некоторые походят на куркумов корень, иные – на вороньи яйца, а многие – ярко-красные словно киноварь.
Семь пылающих солнц на миг вспыхивают позади скопища туч, и, кроме клубящегося разноцветья, все – дерево и трава, сухое и влажное, прямое и кривое – обращается в пепел.
Остаются лишь тучи и ты.
Потом приходят руки. Руки с нежными ладонями, с продолговатыми пальцами, с кожей мягче пуха, руки-великаны, руки-надежда, руки-покой. Их прикосновение обволакивает тебя дыханием вечности, ты сворачиваешься в комочек и погружаешься в сладостную дрему. Руки носят, качают, баюкают, они ласковы и покорны, настойчивы и простодушны, им хочется верить, отдаваясь вере и сну… Руки поют о любви.
О любви великой, о любви единственной, о любви подлинной. О той страсти, перед которой ничто – праздники души и омуты прегрешений; об испепеляющем чувстве, ради которого стоит жить и умирать… жить в предвкушении, умирать от счастья.
Любые другие чувства, любые иные страсти – белесые личинки под замшелым валуном. Грязные шлюхи на пути к Сияющей Жене. Кровавогубые идолы на пути к Великому Богу. Камешки в сандалии – на пути.
Шваль.
Отребье.
Гнусь.
Предаться им – предательство.
Огромное лезвие рассекает уют дремы, грозой раскатывается мычание, и руки испуганно исчезают. Стихает бормотание, уплывает дрема, остаются лишь тучи, ожидание и тайная уверенность: все было не зря.
Смысл этой уверенности плохо понятен тебе самому.
Возможно, ты сходишь с ума.
Возможно, нет.
…В многоцветной кипени проявляется знак.
Золотой лотос.
Следом приходит человек. Человек ли? Он стоит под сверкающим венцом: руки и бедра округлы подобно слоновьим хоботам, лик прекраснее миров Брахмы и сияет ярче полной луны, у гостя прямые плечи и орлиный нос, широкая грудь придает ему царственное величие, а гибкая шея не уступает в совершенстве морской раковине. Вооружен он луком из побега сахарного тростника, тетива состоит из вереницы жужжащих пчел, а пять стрел – это пять благоухающих цветов на длинных стеблях.
Его одеяния лазурного оттенка, кудри украшены венком из кейсар-соцветий, а над головой вьется стяг с изображением зубастой морской макары.
Это Любовь.
Символ Крита-Юги, Эры Совершенства; символ Золотого Века, когда мир был идеален и существам не требовалось разделение на варны, а также – на смертных и бессмертных.

…Рядом с золотым лотосом мгла рождает серебряную пластину с изображением зайца.
Заяц барабанит передними лапками и испуганно смолкает, когда рядом с пластиной-обителью возникает строгий исполин.
Одежда гиганта цвета старой бронзы, поступь величава и горда, а взгляд очей с покрасневшими белками пронизывает тебя насквозь. Брахманский шнур свисает с его левого плеча, диадема царя-кшатрия украшает голову, жезл вайшьи-землевладельца держит он в правой руке, сандалии шудры на его ногах, но нет в том кощунства, нет и осквернения святынь.
Это Закон.
Символ Трета-Юги, Серебряного Века; символ Эры Разделения, когда добродетель уменьшается на треть и приходится костылем Закона подпирать корову Мироздания, потерявшую одну ногу.

…Медно-красные весы возникают подле серебряной пластины.
Чаши их все время колеблются, меряя невидимое взору, и мнится: когда они остановятся, настанет конец света.
Стройный красавец выходит следом. Он идет, чуть пританцовывая, смуглый, тонкий в кости, обнаженный, если не считать высокой шапки синего бархата, а также многочисленных браслетов на лодыжках и запястьях. Четыре руки у красавца, и кудри его уложены в «джата-мукута» – прическу высшего существа; лишь глаза беспокойно шныряют по сторонам, словно голодные мыши, не портя, впрочем, общего впечатления, а лишь создавая ощущение вечного поиска.
Это Польза.
Символ Двапара-Юги, Медного Века; символ Эры Опеки, когда сила Закона иссякает наполовину и Польза приходит объяснить невеждам, что следует, а чего не следует делать.
Ты с ужасом ждешь явления кривой сабли из черного железа – знака Кали-Юги, Эры Мрака, Эпохи Разрушения – но этого не происходит.
И ты с облегчением понимаешь: час не пробил.

…Троица стоит пред тобой.
Любовь, Закон и Польза.
Триварга, три опоры и три ценности бытия.
Юноша с цветочным луком улыбается исполину-Закону, подходит к нему и легонько гладит пальцами по щеке. Жужжат пчелы-тетива, распускаются благоухающие наконечники стрел, и лазурные одеяния переливаются всеми оттенками весеннего неба.
В ответ Закон бьет Любовь кулаком в лицо.
Слышен слабый хруст, венок падает в грязь с головы юноши, а тебя передергивает – вспоминается сломанный нос мальчишки Панчалийца. И воспоминание почему-то насквозь пропитано омерзением. Но в следующую секунду Любовь кошкой отпрыгивает назад, страшно улыбается окровавленным ртом, и вот три стрелы из пяти, одна за другой, поражают грудь исполина, украшенного знаками всех варн.
Гигант шатается, но падать не спешит. Из-за его спины ужом выныривает Польза, и весы гибкого красавца с бегающими глазками летят в голову Любви.
Драка.
Постыдная, мерзкая драка, базарное толковище, непристойность… позор.
Закон и Польза теснят Любовь, сбивают наземь, вяжут руки измочаленными веревками, пыль скрывает всю троицу, пыль, пелена… Стяг с изображением макары падает, ноги топчутся по нему, и когда ты вновь видишь исковерканную Любовь, то черты юноши кажутся тебе знакомыми: насильник-убийца, раджа-изверг, бесстыдно обнаженный экзекутор, безумный воин с палицей…
Видения твоих снов.
Призраки Искуса.
И запоздалым пониманием приходит: в иных обличьях не вырваться. Стать уродом, стать выродком, стать кем угодно, пусть даже зверем, пусть даже чудовищем – лишь бы свобода!
В этот момент песнь об испепеляющем чувстве, которую мурлыкала тебе мгла, баюкая на руках, кажется кощунством.
Насилием над сутью.
Когда понимание становится острым как бритва и ты больше не в силах терпеть, ты видишь, как Польза берет из ничего кривую саблю, полумесяц черного металла, и всаживает на треть в спину Закону.
Исполин дико вскрикивает, грозя обрушить опоры Вселенной, валится на колени и каменеет над недвижной Любовью.
Гибкий красавец-победитель стоит над ними. Четыре руки у него, и четыре лица теперь у Пользы: собственный лик, и лик юноши с цветочными стрелами, и лицо исполина в одеяниях цвета старой бронзы, и череп с измазанным кровью ртом.
Рот в крови похож на рот Любви после удара Закона.
Четырехликая Польза тихо смеется, звеня браслетами, а ты не можешь оторвать взгляда от кривой сабли – черного символа Эры Мрака.
Которая пришла.
В тебя.

Комментариев нет: